Начать поиск
АПЛ / SSN
Исторические фильмыХудожественные фильмыДокументальные фильмыРазные роликиВеликий ВостокВзрыв в БременхафенеNorth CarolinaDoterelМонтанаCamperdown и VictoriaDrummond CastleГенерал СлокамУаратаEmpress of IrelandПервая мироваяS-5Миноносцы на камняхВестрисGeorges PhilipparНиобеяМорро КаслВторая мироваяGrandcampНороник...Подъем с глубиныРекорды "Гиннеса"Морские договорыМодели кораблейТак умирают кораблиНам пишутТы не поверишьХудожники рисуют корабли3D ScreensaverИгрыЮморСтаринные морские карты (XIII-XVIII в.в.)Морские сигнальные флагиМорские меры длиныОбъект 825Модели друга семьиЗарубежные ВМФРусские ВМФОфициальные ВМФВоенные ресурсыСправочники/ЭнциклопедииЗа линией фронтаВоенно-историческая библиотекаБоевые корабли мира на рубеже XX-XXI вековАрсенал коллекцияСерия "Война на море"Журнал "Морская кампания"Боевые корабли мираКорабли и сраженияБроненосцы русского флотаМемуарыРазноеАвстралияАвстро-ВенгрияАлжирАнглияАргентинаБразилияВенесуэлаГерманияГрецияДанияЕгипетИзраильИндияИндонезияИракИранИрландияИспанияИталияКабо-ВердеКанадаКитайКолумбияКубаЛатвияМалайзияМароккоМексикаМозамбикНамибияНидерландыНовая ЗеландияНорвегияОАЭПакистанПольшаРоссияРумынияСаудовская АравияСингапурСШАТаиландТайваньТурцияУкраинаФилиппиныФинляндияФранцияШвейцарияШвецияЮАРЮгославияЮжная КореяЯпония
ЯнварьФевральМартАпрельМайИюньИюльАвгустСентябрьОктябрьНоябрьДекабрьСмерть в боюПожар/ВзрывСтолкновениеПриродные явленияПричина не известнаГражданское судно на войнеДругое
Александр IIIБеклемишев Михаил НиколаевичДэвид БиттиРоберт БлейкЖюль ВернЛеонардо да ВинчиСебастьян Ле Претр де ВобанГоршков Сергей ГеоргиевичСальвадор ДалиКарл ДёницДжон Рашуорт ДжелликоДжон Пол ДжонсДжордж ДьюиЕкатерина II ВеликаяЭндрю Браун КаннингемКен Элтон Кизи...
Бегемот(1) (1)

«Бегемот», «Бегемот-2» — военные учения, в которых был произведён серийный запуск всех МБР Межконтинентальная баллистическая ракета с подводной лодки в подводном положении.

Первая операция «Бегемот» была осуществлена в 1989 году лодкой Екатеринбург, но закончилась неудачей: за несколько минут до старта, ещё при закрытых крышках шахт, из-за отказа датчиков давления не отключился «поддув ракеты», что привело к нарушению целостности баков горючего и окислителя. В результате произошло быстротекущее возгорание (не взрыв). От резкого повышения давления в шахте была вырвана крышка шахты (конструктивно заложенное «слабое звено») и частичный выброс ракеты. Одной из причин нештатной ситуации стала общая нервозность экипажа на субмарине из-за наличия огромного количества флотского начальства

Операцию, проведенную 6 августа 1991 года, в советском военно-морском ведомстве окрестили "Бегемот-2".

Основной причиной, побудившей провести столь масштабные испытания, стало не желание продемонстрировать советскую военную мощь, тем более, что “холодная война” к тому времени фактически закончилась и “потенциальные противники” все больше и больше превращались в “потенциальных партнеров”. И не предвидение грядущего краха СССР, заставлявшее в спешном порядке предоставить конструкторам “последнюю возможность” проверить то, что не удалось сделать ранее. Дело было в обыкновенной борьбе мнений в недрах военного ведомства все еще великой державы.

Во второй половине 1980-х годов шли интенсивные советско-американские переговоры о сокращении стратегических наступательных вооружений. Основным камнем преткновения был вопрос о том, что именно из ядерной триады (стратегическая авиация, межконтинентальные баллистические ракеты и баллистические ракеты на подводных лодках) сокращать и в каких количествах. Каждый из родов войск, коих это касалось, отстаивал свои интересы и стремился доказать, что именно его вооружение должно остаться в неприкосновенности. Или сокращаться в наименьшей степени. Так полагали и в военно-воздушных силах, и в ракетных войсках стратегического назначения, и на военно-морском флоте. И каждый старался продемонстрировать высшему государственному руководству свои возможности, чтобы быть замеченным.

В отличие от "коллег", флот имел определенные преимущества, но и существенные недостатки в отстаивании своей позиции. Так, с одной стороны, правила ракетных стрельб, имевшиеся на каждом корабле, были рассчитаны на вариант залпового пуска всего имевшегося на борту боекомплекта. Иначе говоря, всего одного подводного ракетоносца было достаточно, чтобы уничтожить, например, Францию или Германию. Но, с другой стороны, распределение Генеральным штабом Вооруженных сил СССР ракет по целям было жестко фиксировано, без учета их технической готовности – считалось, что все 100% ракет должны стартовать. О вероятностном отклонении боеголовки от цели даже не говорили, а о том, что носитель может быть потоплен противником, и не думали. Вот такая “странная логика” была у военных.

А проблема с выпуском всего боекомплекта стояла давно. Этим занимались многие научно-исследовательские институты и конструкторские бюро. Система, которая должна была удержать подводную лодку в достаточно узком стартовом коридоре глубин, проверялась в виде теоретических моделей и некоторых отдельных элементов на стендах. Но в комплексе этого не делалось никогда.

Самым большим достижением советского подводного флота был пуск осенью 1969 года восьми ракет (двумя сериями по четыре штуки в каждой с небольшим интервалом) с борта подводного ракетоносца K-140 под командованием капитана 2-го ранга Юрия Бекетова. В эпоху перестройки существовало мнение среди некоторых специалистов, что восьмиракетный пуск был случайностью, а на самом деле лодка может отстрелить две, ну, в лучшем случае, три ракеты. А если это так, то и надо в первую очередь сокращать именно подводный флот, тем более, что он требовал больше всего денег на свое содержание.

К проведению операции "Бегемот-2" готовились два года. В качестве "стартовой" площадки был выбран новехонький по тем временам ракетный крейсер Новомосковск. В августе 1991 года ракетоносцем командовал капитан 2-го ранга Сергей Егоров.

Неудача с проведением операции “Бегемот-1” заставила подойти к делу чрезвычайно серьезно. Изнурительные тренировки экипажа продолжались много месяцев. Командир гонял подчиненных до седьмого пота, добиваясь полного автоматизма в выполнении всех команд. Только так можно было обеспечить выполнение боевой задачи, когда на карту были поставлены не только карьеры офицеров, но и честь флота. А это гораздо важнее, чем чьи-то амбиции и личные судьбы.

Готовились люди, готовилась техника. Пристальное внимание подготовке уделяли в Главном штабе ВМФ Военно-морской флот. Комиссии сменяли друг друга, но все проверяющие могли только констатировать, что подготовка идет по графику, и причин для ее прекращения нет.

Наконец, в конце июля 1991 года из Москвы, где продолжалась ведомственная борьба, прибыл начальник отдела боевой подготовки подводных сил ВМФ Военно-морской флот контр-адмирал Юрий Федоров с последней проверкой. Кстати, он имел негласный приказ не допустить проведения стрельб. Слишком памятна была первая неудача, и в верхах не очень верили в успех. А коли так, то не лучше ли спустить дело на тормозах?

Однако, контр-адмирал убедился в обратном – экипаж готов и как никогда велика вероятность благоприятного исхода эксперимента. В Москву ушла шифрограмма: "Проверил и допускаю".

Больше ничто не держало корабль в гавани, и в начале августа 1991 года лодка вышла в море. Вместе с экипажем, на борту корабля находились и те, кому надобно было собственными глазами увидеть то, что еще не делал никто. "Варягов" было четверо, в том числе контр-адмирал Леонид Сальников и генеральный конструктор корабля Сергей Ковалев.

Чем меньше времени оставалось до первого пуска, тем явственнее чувствовалось напряжение. Нет, это не означало, что на корабле начало происходить что-то необычное. Все шло по графику, как учили. Однако, и физически, и психологически экипажу было несладко.

И, наконец, наступил тот момент, которого все ждали с нетерпением.

6 августа 1991 года в 21 час 9 минут по московскому времени с глубины 50 метров стартовала первая ракета РСМ-54. Через десять секунд вторая, затем третья. И так все шестнадцать ракет были выпущены всего за пару с небольшим минут.

Свидетелей этого исторического события было немного. Залповый пуск могли видеть только экипаж сторожевого катера, дрейфовавшего поблизости, да операторы служб контроля за пусками баллистических ракет, следившими за уникальным зрелищем на экранах локаторов.

Нельзя сказать, что операция прошла без сучка и задоринки. За полчаса до ее начала неожиданно пропала звукоподводная связь с надводным кораблем, который наблюдал за стрельбами. На подлодке "сторожевик" слышали, а на поверхности воды были в полном неведении о происходящем на глубине. По инструкции в такой ситуации вести стрельбу нельзя, все-таки мирное время, когда любой неосторожный “чих” может привести к непредсказуемым последствиям. Тем не менее, контр-адмирал Леонид Сальников взял ответственность на себя и разрешил стрельбу.

Лишь первая и последняя ракеты пускались по плану боевой подготовки. Их головные части успешно поразили учебные цели на полигоне "Кура" на Камчатке. Пуск остальных ракет предполагал лишь их выход из стартовых устройств и достижение высоты в несколько километров, где происходила самоликвидация. Так все и случилось.

Обычно проведение подобных экспериментов сопровождалось, да и сейчас сопровождается, градом государственных наград. Ушли документы и в тот раз. Но тут грянули события в Москве, потом развалился Советский Союз… Советские награды ушли в историю и, в результате, моряки довольствовались только очередными звездочками на погонах. И хотя подводники заслужили большего, чем получили, в конце концов, главное это след в истории, а не ордена и медали.

Достижение, которое смогли установить в августе 1991 года моряки Новомосковск по праву является мировым рекордом. Ни до них, ни после, никто не смог сделать подобного. А теперь в обозримом будущем и не сделает.

версия для печати
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите предложение с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter.